Главная - Правозащитные фонды - Европейский суд признал: в Воронеже милиционеры пытали задержанного

Европейский суд признал: в Воронеже милиционеры пытали задержанного
Фонды и объединения - Правозащитные фонды

европейский суд признал: в воронеже милиционеры пытали задержанного

В 2002 году Георгия Быкова посадили на 15 лет за двойное убийство. В Страсбурге пришли к выводу, что явку с повинной из него выбили силой в Советском РОВД, и обязали Россию выплатить Быкову 15 тысяч евро компенсации морального вреда. Даже отмотав больше половины срока, он продолжает настаивать: не убивал.

На рассвете 12 июля 2001 года на контрольно-пропускном пункте аэродрома «Балтимор» зарубили двух прапорщиков - Сергея Ситникова и Валерия Машкова. Крепких здоровых парней искромсали топором, словно тряпичных кукол. С Сергея сняли табельного «Макарова» и 16 патронов, оружие Машкова не тронули и вообще больше не взяли ни-че-го. Эта жестокость была не животной - она была тупой и абсолютно за гранью даже первобытной логики.

Главный подозреваемый у милиции появился через три дня - 37-летний авиатехник аэродрома капитан Георгий Быков, отслуживший полтора десятка лет, прошедший Ахтубинск, Байконур, Чечню... 15-го его взяли, а уже 16-го капитан собственной рукой накатал чистосердечное признание. Убил, мол, потому что Ситников неделю назад обидел его, Быкова, во время игры в футбол. Хотя жара в то лето стояла примерно такая же, как в 2010-м, и практически весь спорт на «Балтиморе» отменили. И капитан вдруг отказался от этого фантастического объяснения и выдал другое - еще невразумительнее: не дали ему на КПП спокойно попить воды - вот и «возмутился» топором по головам. В конце нетвердой рукой приписка: «В содеянном искренне раскаиваюсь»... Теперь, спустя почти девять с половиной лет, суд признал: капитана в милиции били и, вероятно, ради тех самых покаяний. Причем некрасивую историю пришлось выносить на общеевропейское обозрение аж в Страсбург - в Воронеже Фемида не усмотрела ничего предосудительного в действиях стражей порядка. Плохо она на самом деле смотрела - это Европейский суд тоже признал. А теперь по порядку.

«Он не убивал моего сына»

Для начала, без оценки и комментариев решения нашего уже суда, посадившего капитана на 15 лет, - несколько характерных моментов. В виновность Быкова с самого начала не верили сослуживцы и даже некоторые родственники погибших. Хотя «некоторые родственники» - слабо сказано. Мама. Мама Ситникова, увидев на скамье подсудимых капитана, выдохнула: «Он моего Сережу убить не мог...» И Валентина Сергеевна до сих пор живет с двойной болью: гибель сына и страдания семьи человека, наказанного за ее Сережу:

- Быков не убивал - я поняла это сразу, когда вошла в зал суда... Взгляд почему-то упал на его руки... Слабенькие руки, сам невысокого росточка, худенький... А мой сын был под два метра ростом, спортсмен, у него не кулак - камень... Сердце матери чувствует, понимаете? И все сослуживцы на заседаниях говорили: не мог Быков... Но там столько нестыковок было на суде...

На месте преступления не оказалось отпечатков пальцев Георгия. По заключению экспертов, некоторые удары топором наносились левой рукой, а у Быкова рука эта практически не работала (он перенес три вывиха, после последней операции к моменту убийства не прошло и года, поднимать ее выше головы он не мог). То, что он боялся вида крови и вообще был ранимой натурой, - это уже так, к слову.

Есть еще одна удивительная деталь - предсмертная записка Быкова. Да, 15 июля

2001-го капитан собрался стреляться. Причина прозаичная - оброс долгами. Но ружье дало осечку, и практически сразу после несостоявшейся трагедии Георгия забрали в милицию по подозрению в убийстве. Изучив последнее послание Быкова, следствие откопало в нем гениально простой мотив: похитить оружие и продать, чтобы рассчитаться. Долгов у авиатехника набралось под 30 тысяч рублей (проигрался в автоматы, назанимал, плюс по его вине пропали из сейфа деньги сослуживцев). По тем временам и при его зарплате в 1800 плюс 700 рублей пенсии - большие деньги. Но следствие не смутило то, что ПМ в итоге убийца взял почему-то только один. Да и «Макаров» в принципе оружие не бог весть какое дорогое, на долги Быкову вряд ли бы хватило. Но главное: не смутило то, что в предсмертной (ударение на этом слове) записке человек говорил об ужасе, который испытал, увидев на КПП... мертвых уже товарищей. «Господи, хоть бы вы нашли этих или этого урода», - написал Быков, готовый уже вот-вот отправить себя к праотцам. Ложь в такие минуты бессмысленна. И капитан соткровенничал, как он, точно «последний придурок» (это цитата), вытащил из головы Ситникова торчавший топор...

«И тут до меня дошло, что я наделал (...) Как я добрался до дома, я не помню, но вот то, что я вымыл этот топор и потом уничтожил, - это факт. И что мне после этого делать? (...)

Быков понимал: если все раскроется, убийцей назовут ЕГО. Ружье дало осечку - все раскрылось.

...И последняя ремарка: топор, по словам капитана, он выкинул в мусорный бак. Пистолет, который действительно зачем-то забрал у Сергея - в заброшенное здание. Потом, во время следствия, Быков показал, где искать оружие. Но там же замечательным образом вдруг нашелся и топор...

«Синяки на плечах задержанного появились от удара в ухо»

А дальше начинается самое интересное. Написавший несколько явок с повинной Быков утверждал: его заставили силой. Да и ладно бы только утверждал: после допроса в Советском РОВД капитан предстал перед своим адвокатом с синей физиономией и отбитой печенью. Адвокат, видевшая его до общения с милиционерами абсолютно целым, подзащитного едва узнала. «Били?» «Били». А на упрямый отказ сердечно каяться, говорил он, предлагали в камеру, литературно выражаясь, к лицам нетрадиционной ориентации... Для анестезии вливали водку.

Рассказ Георгия уже сейчас пересказывают его мама Тамара Васильевна и брат Сергей:

- Заводили в кабинет и целой толпой начинали избивать. Одни уставали - начинали другие. Били по лицу, спине, в живот, по голове... То, что таскали за волосы, - это не считается... Потом в Институте Склифосовского у него нашли трещину в черепе... Еще фотографии с места происшествия - их комкали и заставляли есть. Жевать и глотать - без воды. И так несколько дней подряд...

16 июля перед поступлением в ИВС побои у Быкова врач зафиксировал - в области носа, под глазами. 20-го на медицинском освидетельствовании - синяки на плечах, под лопаткой, в верхней части живота, кровоизлияние в правом глазу. Но потом, когда Георгий, его отец и адвокат писали жалобы на эмоциональных милиционеров, следователи и проверяющие всех уровней сделали вывод (если вы стоите - возьмите стул): разукрасить капитана могли сопротивлявшиеся прапорщики или - сослуживец, который при попытке предотвратить самоубийство ударил Быкова по уху...

С ухом вообще финиш. По поводу же прапорщиков стоит сказать отдельно: все, кто видел Георгия после убийства, утверждали: чистый он ходил, без синяков. И то, что в РОВД Быкова забирали таким же «чистым», подтверждали даже сами милиционеры. Но на всех кругах нашей правоохранительной системы, оказалось, трудятся впечатлительные личности, искренне верящие в чудеса: в то, что синяки проступают спустя почти неделю или что от удара в ухо вспухает под ложечкой.

...Папы Георгия Быкова уже нет. А мама до сих пор хранит папку толщиной в четыре пальца с отписками о «правильности милицейский действий». Георгий называл фамилии тех, кто над ним измывался. Но работавшие с его жалобами упорно спрашивали с других милиционеров, которые с невинностью младенца рапортовали: «Я не бил!» И Быков не смел возразить - оклеветать действительно честных людей.

От своих явок с повинной Георгий во время следствия отказался. А суд и так исключил их из числа доказательств, согласившись, что непорядок, если Быков писал их... под водку. Более того, суд великодушно признал: с капитаном в РОВД, возможно, не миндальничали, но не до такой уж степени, до которой он все раздул...

Воинского звания Быкова лишили. В последнем слове Георгий виновным себя не признал и не признает до сих пор.

Дело воронежца страсбургских судей «потрясло»

В Европейский суд по правам человека Георгий Быков написал в 2003-м, уже из Семилукской колонии. Потребовалось семь лет, чтобы то, о чем он упорно твердил на родине, официально признали правдой в чужом государстве.

Цитаты из постановления Страсбурга:

«Суд (...) считает установленным факт избиения заявителя сотрудниками милиции (...) Суд не нашел обстоятельств, которые бы потребовали применение насилия в отношении заявителя (...) применение силы было репрессивным по природе и было нацелено на его унижение, насильственное подчинение, скорее всего, с целью получения признания заявителя в совершении убийства (...)»

«Суд отмечает, что заявитель детально описал жестокое обращение, которому подвергся (...) Суд также обращает внимание на логичность и связность показаний заявителя (...) если Правительство (России - Авт.) считало утверждения заявителя ложными, оно имело возможность опровергнуть их путем изложения своей правдоподобной версии (...) На деле Правительство не представило ни одного удовлетворительного и убедительного объяснения того, каким образом у заявителя появились телесные повреждения (...)»

«Суд (...) поражен тем обстоятельством, что национальные суды (в России - Авт.), (...) узнав о применении насилия в отношении заявителя в отделении милиции, остались абсолютно безразличны к этой ситуации (...)»

«(...) Суд находит поразительным, что, несмотря на выводы национальных судов, которые подтверждают, за исключением степени применения насилия (физическое давление со стороны милиции, - Авт.), тем не менее в ряде постановлений следственные органы объявили, что телесные повреждения были получены от его сослуживца (...), когда последний ударил заявителя в ухо (...)»

«Суд потрясен тем, что (...)» и так далее.

Когда постановление почитал знакомый воронежский юрист, он расхохотался: наша правоохранительная система просто игрушечная. А судьи в Страсбурге были много чем «потрясены» и «поражены». Невразумительностью, которая прокатывает у нас по всем этажам системы.

Решение в пользу Быкова в Страсбурге приняли единогласно, «за» голосовал даже судья от России Анатолий Ковлер. 15 тысяч евро морального вреда плюс 1166 евро 71 цент компенсации судебных расходов - столько теперь выплатит Быкову... нет, не Советский РОВД Воронежа, а Россия. Постановление Европейского суда - это, грубо говоря, не приговор милиционерам, а констатация того, что наше государство не смогло отстоять права и свободы своего гражданина. В частности, в отношении Быкова была нарушена третья статья Европейской Конвенции - «никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию»...

Россия может обжаловать страсбургское постановление в течение трех месяцев. Но она вряд ли на это пойдет. Правозащитник Илья Сиволдаев, представлявший интересы Георгия в Евросуде, поясняет:

- Примерно каждое третье дело в Страсбурге российское. Наше государство просто завалено жалобами своих граждан в Евросуд. Выплатить деньги Россия должна в течение еще трех месяцев после вступления в силу постановления по курсу Центробанка, который будет действовать на тот момент. Кроме того, нашему правительству на законодательном уровне необходимо усовершенствовать нормы, касающиеся медицинского освидетельствования задержанных, расследования жалоб на применение силы сотрудниками правоохранительных органов. Предполагается, что это будет сделано в рамках принятия Закона «О полиции».

...В областном ГУВД на вопросы по делу Быкова отреагировали нервно: никаких бумаг из Страсбурга не получали, получим - будем решать, что делать. Хотя здесь не место нервам и обидам. То, что некоторые (подчеркиваю - некоторые) милиционеры далеки от эталонов этики, - такая же жизненная аксиома, как те, из которых рождаются анекдоты о гаишниках, чиновниках, врачах и т. п. Проблема только в том, что анекдоты эти не всегда смешны. Порой после них болеют, порой - сидят, иногда - умирают.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости правозащитных организаций:

Доноры МХГ

News image

Деятельность Московской Хельсинкской группы в ее современном масштабе была бы невозможна без значительной поддержки, которые нам оказывает целый ряд доноров. На се...

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МХГ. Поддержка гражданских коалиций

News image

Поддержка гражданских коалиций разнопрофильных неправительственных организаций – одно из важнейших направлений работы Московской Хельсинкской группы на сегодняшний...

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МХГ. Правовые программы

News image

В рамках своей стратегии деятельности, направленной на поддержку и развитие российского правозащитного движения, повышение статуса и влияния региональных НПО и улу...

В защиту личности:

Газета по-украiньски о деле Александра Шкурина, май 2006 г

News image

Российские милиционеры убили на смерть подозреваемого в краже свиньи Прокуратура Арзамасского района Нижегородской области обвинила трех сотрудни...

Что делает «Движение против рака»

News image

Взаимодействуя  с депутатами Государственной Думы и Федерального Собрания, руководством  Минздравсоцразвития, Росздравнадзора, Фонда обязательного м...

Устав Международного Комитета Красного Креста

News image

На своем заседании 24 июня 1998 г. Ассамблея Международного Комитета Красного Креста приняла новый Устав МККК. Когда Ассамблея принимала решения в с...

Как можно участвовать в «Движении против рака»

News image

Встречаться с онкологическими больными, членами  их семей, рассказывать им о собственном  опыте борьбы с заболеванием, поддерживать в них решимость ...

Контроль Совета Европы над соблюдением прав человека в Росс

News image

Amnesty International: Контроль Совета Европы над соблюдением в России прав человека должен играть ключевую роль Amnesty International приветству...

Европейский суд обязал Россию выплатить уроженке Нижнего Нов

News image

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) накануне обязал Россию выплатить 70 тысяч евро уроженке Нижнего Новгорода Ольге Масловой и 10 тысяч евро -...